Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

Настройки

Настройки шрифта:

Выберите шрифт Arial Times New Roman

Интервал между буквами (Кернинг): Стандартный Средний Большой

Выбор цветовой схемы:

Закрыть панель Вернуть стандартные настройки

Новости

Главная > Новости > Общероссийские > Вам дорога на завод

Вам дорога на завод

Дата публикации: 10.11.2014

Казанский фонд прямых инвестиций DIF семь лет работает в области организации финансирования для производственных проектов на самом их старте. Он занимается тем сегментом бизнеса, на который уже нельзя занять денег у друзей, но который еще не интересен ни государству, ни крупному инвестору.

У фонда прямых инвестиций Direct Investments Fund (DIF) нет проектов за пределами Республики Татарстан — управляющий партнер фонда Руслан Халилов объясняет это тем, что так удобнее. Управлять проектами нужно в ручном режиме, особенно если есть цель через три года вывести их на прибыльность. А интересных возможностей хватает и в республике.

Фонд прямых инвестиций DIF создан в 2007 году. Он сразу сосредоточился на инвестициях в бизнес на начальной стадии, когда труднее всего найти финансирование. «Наша команда занимается самым сложным — развитием проекта с нулевого этапа и до той стадии, когда он начнет приносить прибыль, — говорит Халилов. — А дальше мы предлагаем его к реализации тем инвесторам, которые готовы заниматься им уже на следующем этапе».

Сейчас у фонда 13 публичных проектов, совокупный объем инвестиций в которые приблизился к 1 млрд рублей. Помимо этого DIF реализует несколько девелоперских и других проектов, информацию о которых он не раскрывает. Сформировать портфель удалось не сразу. Но в DIF уверены: в стране более чем достаточно интересных бизнес-идей, на запуск и развитие которых нужны деньги. Не хватает только связующего звена между потенциальными инвесторами и предпринимателями.

Доли и долг
Зачем предпринимателям нужен DIF? Все очень просто: фонд способен организовать для производственного проекта финансирование, когда ни один фининститут за это не возьмется.

Работа с проектами строится следующим образом. Предприниматель, у которого есть идея для бизнеса, обращается в фонд. Образуется юрлицо, в котором DIF получает 51% или больше. Это связано с тем, что фонд активно участвует в управлении проектом. Далее, фонд может помогать — и часто помогает — в подборе персонала, организации самого бизнеса и, самое главное, организует проекту финансирование. Технически это выглядит так: DIF получает кредит под собственные гарантии и залоги и выдает заем своей дочерней компании. Активами для залога выступает недвижимость, которой владеет фонд. «Объективно говоря, это абсолютно венчурное финансирование, — говорит Руслан Халилов. — При этом наши партнеры и авторы идей, у которых остается 30–40 процентов в проекте, продолжают руководить им и чувствуют себя спокойно. Мы вместе работаем над развитием бизнеса».

Говоря о выборе проектов, Халилов приводит пример: татарский музыкальный телеканал «Майдан», транслирующий музыку и передачи на татарском языке (сейчас у канала охват 4,2 млн человек, он круглосуточно вещает в спутниковых, кабельных и мобильных сетях). На первый взгляд частный телеканал не является чем-то оригинальным. Но в то же время идея «Майдана» уникальна, и только авторы его концепции могли бы взять на себя управление таким СМИ. «Это должны быть шоумены, люди, которые понимают, что такое песня, что такое татарский язык, татарская эстрада, — перечисляет Халилов. — Дамир Давлетшин и Эдуард Утяганов (гендиректор и главный редактор “Майдана”) в 2010 году пришли к нам и полностью описали идею такого телеканала, то, как он должен быть организован. Мы все это изучили, проверили — и с этими партнерами организовали телеканал “Майдан”».

В случае с «Майданом» командой и управлением авторы идеи занимаются сами, а DIF обеспечивает материальную базу и финансирование. «Без фонда DIF мы не смогли бы создать такой телеканал, ведь у фонда уже был опыт работы в сфере ТВ, — говорит директор ТМТ “Майдан” Дамир Давлетшин. — Мы собирались организовать ретрансляцию в Татарстане телеканала “Туган тел” (телеканал, вещающий на татарском и башкирском языках. — “Эксперт”) из Башкортостана и стать его сетевым партнером, но, когда начали обсуждать эту идею с DIF, она трансформировалась в идею создания татарского музыкального телеканала “Майдан”».

Учредителями фонда являются Руслан Халилов и Руслан и Тимур Шигабутдиновы. При этом DIF является автономной единицей и никак не связан с группой ТАИФ (эту связь ему часто приписывают). У DIF нет ни одного совместного проекта с ТАИФ, и в этом легко убедиться, посмотрев на перечень инвестиций фонда: это телеканалы ТВС и уже упоминавшийся «Майдан», казанский глянцевый журнал «Светский», заводы «Волжанин», АМК и «Мультипласт», индустриальный парк М-7, система электронных торгов Onlinecontract и новые проекты — «Эксперт Татарстан», бизнес-платформа для поиска инвестиций и бизнес-проектов DIF24, строительная компания «Капитал-строй», полиграфическая фирма «АВС колор» и др. 

Своя доска
«Часто говорят, что сложно найти незанятую нишу на рынке. Я в это не верю», — утверждает Руслан Халилов. Самые крупные проекты DIF — заводы «Волжанин» и «Мультипласт», в каждый из них фонд вложил примерно 300 млн рублей. Оба завода не относятся к инновационным производствам и тем не менее производят уникальный в своем роде продукт. «Волжанин» занимается оборудованием для стыковой сварки полиэтиленовых труб. Для прокладки трубопроводов мало закупить полимерные трубы, производство которых в последние годы растет, эти трубы нужно сварить. Раньше для сварки использовалось исключительно импортное оборудование либо некие практически самодельные конструкции, что не позволяло сделать правильный сварной шов. «Волжанин» решил заполнить пробел на рынке, предложив отечественные станки для сварки труб, и сегодня вышел на выпуск приблизительно тысячи станков разного диаметра. «Чтобы выйти на этот рынок, мы потратили много сил и времени для развития собственного конструкторского бюро, у нас много патентных решений в этой области», — рассказывает Халилов. Станки из Европы и США не конкуренты для продукции «Волжанина» — они втрое дороже. Жесткая конкуренция идет с турецкими и китайскими производителями, которых «Волжанин» собирается потеснить за счет качества своих станков.

В офисе у Халилова лежит образец декинговой доски из древесно-полимерного композита — такая производится на заводе «Мультипласт». 70% содержания в такой доске — древесная мука, 30% — полимер, у доски имеются все возможные «зеленые» сертификаты (продукт содержит пищевые марки полимеров). Спектр использования такой доски — строительство террас, веранд, пирсов и т. д. Декинговые покрытия «Мультипласта» использовалась при строительстве объектов сочинской Олимпиады, в частности бобслейной трассы. При этом долгое время не удавалось войти с таким продуктом в торговые DVI-сети — никто не верил в его успешную реализацию в России. Как только удалось заключить с ними соглашения, продажи стремительно взлетели, но пока, признают в DIF, отдача от проекта растет не теми темпами, которые были заложены.

Заработать на парке
Строительство заводов и собственный опыт подготовки земли под их строительство навели DIF на мысль построить в Татарстане частный индустриальный парк. Так появился парк М-7, созданный без привлечения государственных денег и способный разместить производств на две тысячи рабочих мест. Сейчас в М-7 построена инфраструктура, подведены все необходимые инженерные коммуникации, дороги, участки находятся в собственности DIF и оформлены как земля промышленного назначения. На это DIF потратил 300 млн рублей. Несмотря на то что М-7 внезапно столкнулся с конкуренцией за резидентов с государственными индустриальными парками, в DIF ожидают, что проект будет успешным. «Мультипласт» и «Волжанин» сразу стали его резидентами, еще пять резидентов появилось в прошлом году.

Предприниматель, у которого возникла идея построить завод, приходит в парк и заключает договор купли-продажи земельного участка. Так у него в собственности сразу оказывается земля промышленного назначения со всеми техническими условиями для строительства. «У нас на всю подготовку земли ушло порядка двух лет, а резидент участок получит за месяц и сразу начнет работу», — поясняет Халилов.

Дальше возникнет эффект синергии от кооперации между резидентами индустриального парка, что принесет им дополнительную выгоду. «Нас устраивает обслуживание, которое предоставляет парк, — говорит Ярослав Живикин, генеральный директор завода “Волжанин”, резидента парка М-7. — С нас сняты все вопросы хозяйственной деятельности, выходящие за пределы нашего производства: очистка снега, уборка территории, отслеживание состояния всех коммуникаций — газовых, канализационных и так далее. Не надо отвлекать наших сотрудников, чтобы кто-то из них, скажем, решил проблему с вывозом мусора. Не секрет, что большой проблемой для предприятий является крыша: у нас с крыши счищают снег, полностью обслуживают все здание. Мы только подписываем акты о выполнении работ. Что касается кооперации между предприятиями индустриального парка, то уже сейчас, на этапе строительства некоторых из них, мы выполняли на заказ некоторые работы на нашем лазерном комплексе по раскройке листового металла. А учитывая станочный парк “Волжанина” и опыт и оснащенность наших сварочных постов, могу сказать, что мы готовы и выполнять ремонтные работы для других резидентов парка, и изготовлять часть номенклатуры у нас».

Айдар Ахметшин, директор компании «Мультипласт», выделяет в первую очередь удачное местоположение парка М-7: он находится в непосредственной близости от федеральной автомобильной дороги M7 Москва — Владимир — Нижний Новгород — Казань — Уфа, которая является частью европейского маршрута Е22, и рядом с «Казаньоргсинтезом» — поставщиком сырья для «Мультипласта». Такое расположение парка позволяет сократить транспортные затраты. «Кроме того, сотрудничество с М-7 предоставляет дополнительные маркетинговые возможности, — добавляет Ахметшин. — М-7 — это не только земли под производство или управляющая компания, это и компании, расположенные на его территории. О парке знают — значит, знают и о нас. Мы рады этому синергетическому союзу и надеемся на дальнейшие совместные успехи».

Выгода самого DIF как создателя индустриального парка будет заключаться не только в продаже подготовленных земельных участков. Есть еще два направления, которые будут приносить доход: это услуги по промышленному строительству и услуги управляющей компании, которая будет брать на себя заботу о территории парка — убирать снег, обслуживать котельные и т. д. Модель индустриального парка М-7 рассчитана на инвесторов, которые хотят максимально упросить себе жизнь и избавиться от хозяйственных забот на территории своего производства. В первую очередь это относится к иностранным инвесторам. «Территория закрыта, каждый месяц приходит счет-фактура, где перечислены все услуги. Никаких внезапных затрат на форс-мажор, проверки и прочее нет. Таким образом, инвестору сразу понятна его расходная часть», — объясняет идею Руслан Халилов.

Наличие спроса тем более удивительно, что Татарстан — регион, который в принципе активно развивает индустриальные парки и иные подобные площадки. Здесь расположена особая экономическая зона «Алабуга», пять технопарков, три технологических парка, два индустриальных, технополис и семь бизнес-инкубаторов. И все равно спрос на землю, подготовленную для промышленного строительства и перевода в собственность, до сих пор не удовлетворен. Многих бизнесменов в уже существующих парках устраивает не всё: скажем, от Казани до Алабуги очень далеко (200 км), и большой вопрос возникает с обеспеченностью рабочей силой; в других парках землю сначала предлагали в аренду, а предпринимателям спокойнее оформлять ее в собственность. Большинство парков рассчитано на инновационный бизнес и реализацию научных разработок, но мало где есть условия не для инновационного, а самого обычного среднего производства.

Следующим после создания парка логичным шагом, скорее всего, станет строительство логистического комплекса рядом с М-7. Площади индустриального парка — производственные, хранение продукции тут не предусмотрено. «Логистический центр, или склад, имеет свою специфику, — перечисляет Халилов. — Он должен иметь определенные размеры, определенную температуру, для некоторых типов продукции необходим ровный пол, пандусы. Плюс к этому железная дорога и удобный въезд на федеральную трассу». Проект логистического парка рядом с М-7 интересен для DIF еще и тем, что здесь расположен большой завод «Казаньоргсинтез», но ни одного логистического парка для работы с полимерами в округе нет.
 

Работа с авторами
Финансовые институты, которые должны финансировать бизнес, обычно жалуются на нехватку хороших бизнес-проектов. Известна и статистика: 70% предприятий малого и среднего бизнеса — это торговля, производственных активов среди них не много. Однако опыт DIF показывает, что у нас достаточно не просто идей, но и проектов, способных отбивать даже нынешние высокие банковские ставки. «За последний год, сколько я ни проводил переговоров, не видел никого, кто предложил бы заняться вместе с ним каким-то делом с рентабельностью ниже 20 процентов, а последние проекты, которые мы рассматривали, дают вообще 45–50 процентов рентабельности», — говорит Руслан Халилов.

Правда, тут надо понимать, что фонд платит по кредитам сразу же, тогда как денежный поток от нового проекта начинает поступать спустя год-два. Еще весной фонд занимал по ставкам 11,5%, к осени они поднялись до 14%. Говорить о том, чтобы сам предприниматель мог поднять такой проект, пусть даже с рентабельностью 100%, не приходится — банки интересуют залоги. «Вот у нас есть автор идеи. У него проект на пятьсот миллионов рублей, хороший бизнес-план, но за душой у него трехкомнатная квартира и автомобиль. Какие пятьсот миллионов? Там залогов должно быть на семьсот миллионов», — рассуждает Халилов. Поняв, что обращаться к банкам бесполезно, такой бизнесмен начинает искать частных инвесторов. Обращаться к крупным компаниям тоже нет смысла: у них есть деньги, но им неинтересны проекты такого масштаба. «Получается странная ситуация: на проект меньше чем на сто миллионов в Татарстане еще можно найти инвестиции — привлечь двух-трех партнеров, они по двадцать—тридцать миллионов скинутся, и такой проект можно осуществить. Но если стоимость проекта больше ста миллионов — всё. Крупные холдинги с тобой работать не будут, государство столько денег тебе не даст, и по знакомым не соберешь. Вот, в общем, и ответ на вопрос, может ли в Татарстане появиться местный продукт с местными инвестициями», — говорит Халилов. В качестве примера можно привести простое предприятие по производству полимеров — пластиковых панелей и т. п. Одна экструзионная линия под ключ для такого производства стоит около миллиона евро. Две линии плюс здание, и небольшой заводик по производству одноразовой посуды или пластиковых окон обойдется более чем в 100 млн рублей.

В октябре DIF запустил новый проект, который должен не только сам превратиться в хороший бизнес и помочь фонду с отбором интересных идей, но и создать для Татарстана платформу, где авторы идей и инвесторы смогут находить друг друга. Речь идет о бизнес-платформе проектов DIF24. «У людей достаточно кэша, особенно после отзыва лицензий у банков, — уверен Халилов. — Есть достаточно состоятельных людей, которые хотят вложить два-три миллиона долларов и получать доходность выше, чем по депозиту. И все они могут инвестировать в бизнес. Надо просто создать для этого условия, “раскачать” эту историю. Поэтому мы делаем бизнес-платформу, чтобы пробудить инвестиционную инициативу у частного сектора».

Несколько лет занимаясь отбором проектов, в DIF увидели, что, во-первых, существует большое число бизнесменов, которые ищут инвесторов для новых идей или для уже существующих бизнесов (один партнер хочет выйти, и нужен новый соинвестор, кому-то срочно приходится продавать свою долю и т. д. — ситуаций много), а во-вторых, немало людей ищет, куда вложить деньги. В какой-то момент DIF превратился в посредника между авторами идей и потенциальными инвесторами и понял, что это требует отдельной площадки. Так появилась идея DIF24 — онлайн-проекта, где каждый желающий сможет разместить свою идею. Размещение платное, плата составляет 1% от необходимой суммы инвестиций. Сделано это для того, чтобы отсечь все несерьезные предложения, которые заполонили другие подобные сайты. К тому же поиск инвестора сам по себе требует определенных затрат, которые обычно вполне покрываются названной суммой. После размещения идеи команда DIF24 помогает составить или проверить бизнес-план, посчитать финансовую модель и начинает активный поиск инвесторов. Если проект большой (свыше 50 млн рублей), то его автор может заключить с DIF24 отдельный договор и заплатить деньги уже после подбора инвестора.

В DIF убеждены, что создание производств сегодня позволяет заработать больше, чем, к примеру, инвестиции в недвижимость, и уж точно это несет в себе больше пользы для страны. За все семь лет, что фонд ведет деятельность, утверждает Руслан Халилов, он ни разу не столкнулся с другим фондом, который тоже занимался бы прямыми инвестициями, несмотря на вроде бы большое число разного рода закрытых паевых фондов, венчурных фондов, региональных инвестфондов и других образований, призванных инвестировать в бизнес. Фактически то, что делает DIF, должны были бы брать на себя закрытые паевые фонды, и у них есть для этого все возможности, но они так и остались нишевыми инструментами для упаковки активов. Региональные инвестфонды отбирают проекты, руководствуясь своими программами развития или иными соображениями, но оперируют они суммами в миллиарды рублей, а значит, весь средний бизнес, который нужно начинать с нуля, проходит мимо них. Похоже, частная инициатива и частные инвесторы — самый прямой путь к развитию бизнеса.

Источник: http://expert.ru/

Нужны ли инвестиции в научную деятельность?



НаверхНаверх